Старый друг лучше новых двух.

Яблоня — основная плодовая культура умеренных широт, где обитает большинство населения нашей планеты. Именно яблоко представляем мы, когда слышим слово «фрукты», и именно яблоко сорвала Ева с древа познания для всех нас. С тех пор оно — непременный наш спутник в будни и праздники. Производство яблок в мире непрерывно увеличивается с древнейших времён и до наших дней и в настоящее время превышает 60 млн. тонн. В последние годы, за счёт повышения урожайности насаждений, оно стремительно увеличивается в Польше (2 млн. т), США (5 млн. т) и Китае (15 млн. т); Турция, Чили и Западная Европа тоже не сдают своих позиций. 
      Садоводство в мире считается наиболее высокорентабельной отраслью сельского хозяйства. Однако в Украине производство яблок продолжает неуклонно снижаться, а в Крыму оно падает просто катастрофически. Более ста лет назад из Крыма только в Москву на подводах вывозилось так называемой «головки» — высшего сорта — 1 млн. пудов, или 16 тыс. тонн яблок, тогда как в 2004 г на полуострове собрали всех фруктов 7 тыс. тонн, причём не самого лучшего качества. В недавние времена крымские садоводы собирали более 500 тыс. тонн фруктов, из них 2/3 составляли яблоки, которые в несметном количестве круглый год поставлялись во все уголки бывшего Союза. В дореволюционные годы только крымское яблоко в Москве и С-Петербурге продавалось поштучно, причём цена за штуку достигала 5 рублей золотом — это почти вдвое дороже, чем стоила тогда корова с приплодом. 

    В знаменитой книге «Крымское промышленное плодоводство» Л. П. Симиренко описывал высокую доходность крымских садов, причём аборигенных садов, и предупреждал о пагубности увлечения «французскими» сортами — так называли яблоки и груши, пришедшие в Крым из Европы. Его обеспокоенность подтвердилась зимой 1910-1911 г. когда почти 40% всех плодовых деревьев в Крыму погибло от морозов и их пришлось корчевать, что было национальным бедствием. Тем не менее, яблок в 1911 за счёт оставшихся деревьев аборигенных сортов собрали не меньше обычного среднегодового количества. Такое было возможно только потому, что более 50% посадок составляли сорта Кандиль синап и Сары синап вкупе с Кара синапом, Белым синапом, Челеби, Гуль пембе, Демир алма, Памук алма… Даже названия звучат, как музыка. А какие плоды!..

      Сегодня они исчезают бесследно. Но ведь это, как язык, обычаи, традиции, фольклор — национальное достояние, которое мы не имеем право терять, это золотой фонд нашей национальной культуры, нашей самобытности. Миллионы лет его созидала природа, тысячелетиями отбирали и хранили люди, и уничтожить это — совершить преступление против природы и человечества. 

      В год юбилея великого садовода прозвучало много предложений — назвать именем Симиренко улицы, села, парки и библиотеки, переименовать когда-то созданную им (для сохранения местных сортов!) Крымскую станцию садоводства, установить памятники, бюсты и мемориальные доски… Но разве не лучшим памятником садоводу будет — сад? Много лет в поте лица трудился он, чтобы собрать, описать и сохранить для потомков величайшее творение природы — крымские сорта плодовых культур. Уроженец Черкасской области, одной из самых яблочных на Украине, настолько был поражён качеством наших фруктов, что тридцать лет самого продуктивного периода своей жизни посвятил профессиональному и подробному описанию каждого крымского сорта. 

    С помощью классика плодоводства мы в своих статьях хотели бы рассказать об этих сортах, напомнить об их существовании всем, кто хочет видеть Крым счастливым и процветающим. Много лет наша семья потратила на то, чтобы по крупицам собрать и размножить эти сорта. Немало удалось сделать — большое спасибо неравнодушным людям, откликнувшимся на наш призыв. Около десяти сортов яблони уже в размножении. Ищем Козу-баш (Голова ягнёнка) — по описанию, яблоко абсолютно устойчиво к парше, практически не повреждается плодожоркой, очень крупное и яркое, при том, что дерево совершенно нетребовательно к качеству почвы и, наряду с Кара синапом, легко переносит высокое залегание грунтовых вод и переувлажнение почвы. Печально другое. Сегодня все местные крымские сорта — до единого! — поставлены вне закона. Инспектура Госсортоиспытания (созданная в своё время по предложению Л. П. Симиренко!) исключила их из своих списков, мотивируя решение тем, что эти сорта никто не поддерживает (читай — не финансирует их включение в «Реестр сортов…»). Размножать и официально реализовывать сорта, не включённые в «Реестр…», питомники не имеют права, т.е. выращивать достойный районированный аборигенный сорт в нашем государстве — преступление. Хотелось бы надеяться, что подобные нелепости в ближайшее время будут исправлены. 

    По нашему мнению, проблемы, постигшие крымское садоводство в последнее время, возникли только от пренебрежения законами природы. Природа мудрее нас — в каждой местности она создавала то, что в данных условиях произрастает без особых проблем. Отбросив своё, заполнив свои сады модными европейскими и американскими сортами, мы сразу же за это поплатились. С ликвидацией в Крыму аборигенных сортов, приспособленных к непростым местным условиям, началась череда катаклизмов: морозы и заморозки, суховеи и засухи, вредители и болезни, птицы и градобои практически полностью уничтожают урожай. И так каждый год. А что, раньше у нас для садоводов были райские условия? Выше мы уже упоминали зиму 1910-11 года, и собранный в том же году урожай. Всё просто. Сары синап цветёт на 10-12 дней позже Айдареда или Джонаголда, выдерживая по цветению заморозки до -2 С, тогда как пыльца европейских сортов уже при 0 С становиться стерильной и не способна к оплодотворению. 

    Крымские сады в основном сосредоточены в северном предгорье, где угроза возврата холодов сохраняется, пока в горах лежит снег — до второй половины мая. К этому моменту все «варяги» отцветают и частенько попадают под заморозки. В то же время долины, защищённые от сильных ветров, весной долго сохраняют высокую влажность воздуха, провоцируя стремительное развитие парши, тогда как местные сорта обладают повышенной устойчивостью к ней. А мы сегодня, позабыв об этом, усиленно изобретаем иммунные сорта. 

    Поражает другое. Одним из основных аргументов у противников стародавних сортов звучит мотив о непригодности аборигенов к интенсивной технологии. А кто это пробовал?! Одна из покупательниц удивлялась — Кандиль синап на подвое М9, посаженный в апреле, дал ей осенью девять яблок. Не поливала, не обрезала, не кормила и не полола — так и стоял в сорняках. Вот и посчитайте: деревце в год посадки имеет 9 яблок; даже не самый крупный плод Кандиль синапа весит более 150 г, т.е. с дерева получим урожай в 1,35 кг. Сформированных модной нынче французской осью деревьев на гектар приходиться примерно 3,3 тысячи штук. Отсюда следует, что в год посадки (не через семнадцать лет!) аборигенный сорт даёт 49,5 ц/га отборных плодов, которые в одном из садоводческих хозяйств Крыма в сентябре, прямо из сада во время массовой уборки, без сортировки, много лет подряд покупатель забирает по 0,35 $/кг, без разговора выкладывая из кармана наличные. Почти 48,0 тысяч гривен с гектара — в год посадки! Промышленный урожай плодоносящего сада достигает 350-400 ц/га, нуждаясь едва ли в четверти химобработок от тех 32 опрыскиваний, что проводятся за сезон в европейских садах. Даже при цене в 3 грв./кг получается около 120 тыс. грв./га. Впечатляет? А если применить к нему внимательный уход, современные технологии и капельное орошение, если сохранить его в холодильнике до марта-мая и продать по 1,5-2,00 доллара за килограмм как делают это поляки, то о его якобы «неинтенсивности» говорить просто смешно. 

    Важно другое. Такое количество яблок мы сами не съедим, а конкурировать на мировом рынке, заваленном унифицированными плодами, нужно чем-то оригинальным. У нас дома достаточно часто бывают гости из-за границы. Как-то угощая американца выращенным в своём саду американским же Гольден делишесом, похвалил этот сорт, пришедшийся ко двору и в Крыму. В ответ услышал: «Да я на него смотреть не могу, от него супермаркетом несёт!». Зато, увидев на столе вазу с Кандиль синапом, гость потерял дар речи — он отродясь такого не видал. Оригинальная форма, окраска, вкус и аромат яблока покорили его окончательно; он признал, что его поездка прошла не даром. Так и другие иностранцы — они не приедут к нам, чтобы угощаться здесь Джонаголдом, Глостером или Айдаредом — они им дома надоели. А вот если они смогут у себя купить Челеби, Гуль-пембе или Саблы синап, то обязательно и сами приедут к нам, чтобы искупаться в нашем море и попробовать наши фрукты на месте. И привезут сюда свои деньги — те, которых так не хватает нам, чтобы жить богато. 

    Сегодня возрождение садоводства в нашей стране, в т.ч. и в Крыму, возможно только на частной основе. Именно эти сорта помогут нам создать беспроблемное садоводство, обеспечить получение стабильно высокого товарного урожая без чрезмерных усилий и ежегодного риска потерять все от постоянных природных катаклизмов. Человек только тогда вложит в дело свои кровные, когда будет уверен, что он не только вернёт потраченное, но и получит значительную прибыль, чтобы не перебиваться с хлеба на квас. Давайте же общими усилиями вернём утерянное и создадим себе и детям возможность жить достойно. 

   В следующих статьях мы подробно расскажем о каждом крымском сорте, его достоинствах и особенностях. Итак, готовьтесь узнать о наших богатствах. Вот они: Челеби, Гуль-пембе, Козу-баш, Памук алма, Кара синап, Кандиль синап, Сары синап, Белый синап…

    И многие другие. Мы всё равно найдём их и сохраним, пусть не все. Но уверены, придут и другие энтузиасты, которые продолжат нашу работу. Посадив эти сорта в своём саду, вы не прогадаете — они сторицей отблагодарят вас за доброе дело. Первый промышленный аборигенный сад в Крыму будет заложен уже в текущем году — саженцев хватит и ему тоже. 

Челеби

    Аборигенный крымский сорт Челеби, что в переводе с тюркского означает «Благородное», упоминал ещё в восемнадцатом веке академик П. С. Паллас, отмечая, что это старинное крымское яблоко широко культивировалось на полуострове и ему отводилось второе место за синапами. Даже в западной литературе тех времён Эренталь упоминает его как «…небольшое, красивое, приятного вкуса яблоко. Сорт заслуживает размножения…»

    По мнению Л. П. Симиренко, Челеби принадлежит к числу лучших позднелетних промышленных сортов Крыма. Задолго до проведения железной дороги москвичи вывозили это яблоко в столицы на тройках. Большие массивы его располагались в садах Взметнева; основное количество яблок этого сорта производили садоводы Карасубазарского (Белогородского) района, где он хорошо удавался. Но самый лучший по качеству Челеби давал Азамат, в саду которого в урожайный год набиралось до двух тысяч пудов отборного яблока. 

     В Крыму в то время различали две основные разновидности — длиннохвостый Челеби с длинной плодоножкой, плоды которого отличаются хорошей лёгкостью и прочностью, и короткохвостый Челеби со сравнительно короткой плодоножкой и более крупными плодами, которые созревают несколько раньше, но долго не хранятся. По внешнему виду плодов обе разновидности трудноразличимы, т.к. созревают почти одновременно, имеют одинаковую форму и окраску. Сегодня, при современных способах хранения, подобные различия потеряли свою актуальность — в те времена старались разводить сорта с более длительными сроками хранения (Челеби лежал до Рождества в естественных условиях). 

    Плоды имеют продолговато-яйцевидную, даже скорее обратно-грушевидную форму с более широким основанием и тупо заострённой вершиной. Висят они густыми, красивыми кистями, прочно держатся на дереве. Чашечка открытая. Тонкая, но достаточно плотная кожица обеспечивала целостность доставки плодов в Москву и С-Петербург на подводах. Вся поверхность яблока покрыта частыми пестринками густо-красного цвета, солнечный бок интенсивно зарумянен. Плоды практически не поражаются паршой. Мякоть желтоватая, рыхлая, мягкая, сочная, приятная на вкус. 

    Дерево долговечное, развивается очень сильно и образует высокую, раскидистую крону, совершенно не требовательно к почве; предпочитает питательные, но не сырые грунты. Хорошо себя чувствуя и в сухом грунте, не возражает против обильных поливов. На сильнорослом подвое вступает в плодоношение на восьмой год после посадки и родит регулярно через год, причём с большой щедростью. Привитый на М9, первые плоды даёт в первый или реже во второй год после посадки, стремительно наращивая урожайность. 

    Л. П. Симиренко отмечает: «Повторяю, Челеби — сорт далеко не прихотливый, и он мирится со всякими почвенно-климатическими условиями, дерево же настолько выносливо, что хорошо удаётся не только у нас в Киевской губернии, но, по-видимому, и гораздо того севернее. Оно отличается очень долгим веком, и в Крыму мне многократно приходилось видеть весьма старые и огромных размеров деревья Челеби». 

   Как видим, это дерево может быть настоящим украшением сада не только в Крыму, не только по всей территории Украины, но и в Беларуси и России — что ещё расположено у нас «гораздо севернее» Киевской губернии? Это сорт, который способен давать гарантированный урожай прекрасной товарной продукции при любых сюрпризах погоды на всей территории нашей страны, отвечает всем параметрам беспроблемного садоводства и способен заметно улучшить материальное положение, и современного садоводства тоже. 

   Урожайность у Челеби высокая; в Крыму в хороший год с дерева собирали 15-20 пудов. В целом же с полуострова отправляли до 40 тыс. пудов этого сорта. Учитывая сложность и дороговизну доставки яблок в Москву, не всегда туда доставляли все плоды Челеби. Так, в урожайные годы местные сорта продавались в Москве менее одного рубля за пуд, тогда как только стоимость доставки яблок из Крыма обходилась купцам более полутора рублей за пуд, а в С-Петербург — ещё на 30 копеек дороже. 

    Отмечая более десяти разновидностей этого сорта, Л. П. Симиренко считает, что ценный для Крыма сорт, очевидно, в старые времена размножали семенами, и уже тогда он нуждался в клоновой селекции. Тем не менее, в начале двадцатого века в Симферопольском уезде насчитывалось 9699 деревьев Челеби. Таким образом, по степени распространённости он среди местных сортов занимал третье место после Кандиль синапа и Сары синапа. 

    Сегодня встретить дерево Челеби — большая удача. Но есть люди, для которых этот сорт ассоциируется с прекрасным временем беззаботного детства, любовью к природе и своей малой родине. Года три назад к нам со слезами на глазах приехала женщина, с надеждой и неуверенностью произнося только одно слово — «Челеби». Достаточно удивительная история. Невесть каким образом затесался наш календарь в ОВИР, где она оформляла загранпаспорт. Увидев на стене снимок яблока, буквально обмерла, но как-то в голову не пришло, что там могут быть сведения о его происхождении. Не спала всю ночь, а утром, не чуя нос, помчалась туда снова и обнаружила на календаре наш адрес. В тот же день, не теряя времени, приехала за саженцами — «я его двадцать лет ищу!». 

    Рассказала, что в детстве громадное дерево Челеби стояло возле села у речки, где дети купались, пасли скотину, играли, с ранней весны до поздней осени лазили по этому дереву, выясняя, кто самый храбрый и ловкий, и заодно наслаждались вкусными и красивыми плодами, считая, впрочем, что это так и должно быть. Картины детства остались в памяти на всю жизнь: мощное темно-зеленое дерево, усыпанное яркими, как ёлочные игрушки, плодами у реки посреди долины. Счастливая, дрожащими руками взяла она саженцы — «хоть дети уже выросли, всё равно им понравилось, а вот внуки будут рады попробовать яблочко из бабушкиной сказки». 

Кандиль синап

Одним из самых известных сортов крымских яблок является Кандиль синап. Слово «Кандиль» происходит от тюркского «лампада», указывая на изящную форму и яркий, привлекательный вид яблока. «Синап», по одной из версий, — это слегка искажённое название турецкого города и мыса Синоп (все знают о триумфальной победе русского флота в битве при Синопе). Лампада из Синопа, пришедшая в Крым много веков назад, в здешних условиях изменилась настолько, что теперь турки не признают её родство, и дала начало множеству менее знаменитых, но не менее замечательных сортов — Сары синап, Кара синап, Белый синап и даже Алмаатинский синап, образовав сортотип Синапов. Его «кровь» чётко прослеживается в форме и аромате многих аборигенных крымских сортов — Челеби, Гуль-пембе, Долкран, Демир алма и др. 

    Цены на плоды Кандиль синапа (в просторечии — Кандиля) всегда стояли гораздо выше, чем на самые дорогие европейские, т.н. «французские» сорта яблок, но в садах он занимал по площади второе место после Сары (Жёлтого) синапа. Одна из причин этого кроется в нежной кожице. При уборке крупное яблоко, падая с большой высоты, сбивало по пути ещё несколько штук, и падалица уже не имела товарного вида. Поэтому сады Кандиль синапа требовали более плотной зашиты от ветра, очень внимательной уборки и тщательной упаковки плодов, т.к. вплоть до конца XIX века единственным видом транспорта были конные подводы. О наших дорогах по сей день слагают легенды… С появлением железнодорожного сообщения площади садов под этим сортом значительно возросли. 

   Сильнорослые деревья поздно вступали в плодоношение, а ухода сад требовал с первого дня, что тоже сдерживало распространение сорта. В то же время мощные деревья старых садов приносили регулярные изобильные урожаи. С отдельных экземпляров собирали до 100 пудов, т.е. 16 центнеров или более полутора тонн яблок с одного дерева! Л. П. Симиренко отмечает, что в 1883 г в Шавхале дерево Кандиля принесло 87 пудов (1392 кг) яблок, за которые выручили 483 рубля, причём оно не поражало своей мощью и ничем не выделялось среди других деревьев своего возраста. В настоящее время, привитой на слаборослом подвое М9, Кандиль часто плодоносит уже в питомнике и в год посадки способен давать 10-15 центнеров с гектара. 

    Плоды Кандиль синапа правильной удлиненно-цилиндрической формы с притупленными или несколько заострённым носком, ярко окрашены и замечательно красивы, с очень гладкой и нежной кожицей, что требует бережного сбора и тщательной упаковки для дальних перевозок. Кожица тонкая, восково-белая с зеленцой, украшена широким размытым румянцем, заливающим солнечный бок плода. Особую прелесть придаёт яблокам тот лёгкий слой нежного воска, который окутывает весь плод, из-за чего они бывают несколько жирноваты на ощупь. Мякоть нежная, рыхлая, сочная, сладкая, очень приятного и даже превосходного вкуса, причём «картошкой» становится редко, только при особо неблагоприятных условиях хранения. В лёжке хорошо сохраняются без холодильника до апреля, в промышленных условиях — до нового урожая. 

    Весной Синапы зацветают почти на неделю позже основных европейских сортов, что в значительной мере предохраняет их от ранневесенних заморозков. Расцветают все Синапы очень дружно, однако при неблагоприятных погодных условиях цветение может растянуться до трёх недель, что в значительной мере гарантирует хорошее опыление. 

    Яблоки у Кандиль синапа располагаются на тонких плодовых веточках, которые легко раскачиваются ветром, что способствует опадению плодов с сильнорослых деревьев, поэтому посадки данного сорта требуют хорошей ветрозащиты. Ряды его должны находиться в той части сада, где господствующие ветра теряют свою силу. Деревья на слаборослом подвое в значительной степени избавлены от этой проблемы, т.к. компактное приземистое дерево уже само по себе в гораздо меньшей степени подвергается воздействию резких порывов ветра. 

   После присоединения Крыма к России в первых описаниях крымских садов Кандиль синап почти не упоминается. Постройка железной дороги резко увеличила объёмы его производства, и плоды стали скупать вдвое дороже остальных яблок. Цена колебалась от 5-6 до 8 рублей за пуд, тогда как в те времена пять рублей стоила корова с приплодом. В Москве же Кандиль придавался по 1-3 рубля за десяток, а в ресторанах С-Петербурга его цена доходила до пяти рублей за штуку(!).

    Сбор Кандиль синапа начинался после 20 августа, по достижении им технической спелости. Для дальней дороги яблоки обязательно заворачивали в бумагу, перекладывая специальной стружкой (на производстве которой безбедно жили целые деревни), и никогда не укладывали в ящики более четырёх рядов. 

    По словам Л. П. Симиренко, в Киевской губернии, к которой относилась и нынешняя Черкасская область, Кардиль синап переносил зимние холода гораздо легче, чем Бельфлер, и достигал почтенного возраста. Два дерева, посаженные отцом Льва Платоновича, в возрасте старше пятидесяти лет приносили «плоды не менее крымского товара». И по сей день на Платоновом хуторе Кандиль синап, как и его потомки от скрещивания с местными сортами, растут на улицах между домами безо всякого ухода, выполняя роль зеленых насаждений, что не мешает им ежегодно устилать тротуары толстым слоем плодов, ибо урожай таков, что местные жители не в состоянии с ним справиться, а продать его здесь, даже по гривне за ведро просто некому. В то же время промышленные сады, заполненные «модными» европейскими сортами, невзирая на самый тщательный уход, дают урожай едва ли раз в три года, да и то лишь в такие благоприятные сезоны, как 2005 год. 

    Окраска плодов у киевского Кандиля яркая, «заманчиво улыбающаяся», по вкусу отличить от крымского его могут разве что профессиональные дегустаторы, поэтому «уверения в том, что вне Крыма Кандиль не удаётся, есть ни на чем не обоснованная априорная ересь». 

   Одной из основных причин отказа современных садоводов от выращивания крымских аборигенов является якобы позднее вступление Синапов в плодоношение, что не позволяет им соперничать с современными европейскими сортами. Это, в общем-то верно, если учесть, что в давние времена сады закладывали в основном сеянцами. В Европе XVII-XIX века тех суперинтенсивных садов, которые мы сегодня называем «голландскими», тоже было, прямо скажем, немного, а Ренет Шампанский или Кальвиль снежный в объёмной формировке ничуть не уступал по размеру нашему Кандилю. Это надуманный и ничем, не обоснованный аргумент, т.к., не боюсь повториться, кронированные двухлетки Кандиль синапа начинают плодоносить уже в питомнике и в год посадки способны дать промышленный урожай. На слаборослом подвое плоды Кандиль синапа получаются очень привлекательными, крупными, яркими, дают регулярный высокий урожай, и, не в пример нынешним промышленным сортам, которые во всем мире одинаковы, самобытны. 

    Когда слышу о том, что сельскохозяйственное производство сейчас убыточно, и у людей нет денег на покупку фруктов, всегда предлагаю — поставьте машину Кандиль синапа в центре вашего посёлка, и вы увидите очередь желающих купить эти яблоки. В отдельных садах Крыма ещё сохранились его посадки — со сбытом нет проблем. Плоды уходят, что называется, прямо из сада, не доходя до холодильника, причём исключительно на Москву и по самой высокой цене. 

    Производство таких плодов позволит Крыму не только обеспечить качественными плодами своё население и российский рынок, где этот сорт особенно любим, но и выйти на мировой рынок. Москва ждёт нас с Кандиль синапом — Джонаголд и Гольден делишес туда привезут и без нас. 

    Уход за аборигенами несложен. На слаборослом подвое они, как и другие сорта, нуждаются в опоре. Для отдельных деревьев это просто кол, поддерживающий штамб, к которому вдобавок можно отогнуть и привязать веточки, конкурирующие с лидером — прочная древесина избавляет от опасности отломов. В промышленном саду устанавливают шпалеру. На средне- или сильнорослом подвое опора не требуется, однако отгибание ветвей становится особенно актуальным, так как по своей природе Кандиль синап имеет пирамидальную крону и расширить её другим способом нереально — обрезка повлечёт только усиление роста побегов и значительно отодвинет начало плодоношения.  

    Кандиль синап — это украшение любого сада, его плоды никого не оставляют равнодушным. По форме, окраске, вкусу и аромату они не имеют аналогов в мире. Такой сад не боится жары, почвенной и воздушной засухи, устойчив к парше, плодожорке, калифорнийской щитовке и другим вредителям и болезням. Позднее цветение избавляет его от подмерзания завязей, высокая зимостойкость позволяет сажать в пониженных местах, где изнеженные «европейцы» просто вымерзают. Раннее созревание и съем плодов дают возможность сгладить пик работ по уборке фруктов, высокая лёжкость избавляет от необходимости хранить его в холодильнике — в домашних условиях он долежит если не до апреля, то уж до 8 Марта точно. 

   Можно ещё долго перечислять его достоинства. Настала насущная необходимость возродить аборигенные сады, особенно это относится к Кандиль синапу. Посадив его, вы подарите себе, своим близким, знакомым и незнакомым людям радость, здоровье и достаток.

Авторы статьи:

Владимир и Нина Волковы, ул. 60 лет СССР, 26, с. Донское, Симферопольского района, Республика Крым.

Реклама